Если ты будешь верить в меня, я буду верить в тебя! Идет?
Дни и ночи на даче это, конечно, в первую очередь тишина. Та самая тишина, которая из щебета всевозможных птиц, из переговаривающихся где-то за рекой дачников, из шума идущего за лесом товарного поезда, из ночного лая собак, потрескивания остывающего обогревателя. Из стука ливня по крыше и стеклам, плеска воды, падающей из желоба в бочку, шума компьютера и ворчания закипающего чайника, писка трясогузят за окном, шелеста деревьев и легких ночных постукиваний и поскрипываний старого дома.
Та самая тишина, без которой я зимой медленно схожу с ума в городе.
Моих громких соседей, которые любят тунцтунц без перерыва, в эти выходные сдуло ветром и смыло дождем, так что насладилась я по полной.

Этим летом довольно много бабочек-боярышниц. Не так много, как порой бывает, но больше, чем в прошлом году, например. И вот птицы этому очень рады, я регулярно наблюдаю, как трясогузки и синицы ловят и пожирают этих бабочек. А по земле разбросаны яркие белые, в черных прожилках крылья - несъедобная часть.
Выхожу вчера утром на крыльцо, а на заборе сидит трясогузка с бабочкой в клюве. При виде меня она возмущенно чвиркает и упускает бабочку. И я стою, не шевелясь, пока птица снова не поймает упущенную добычу, чтобы не спугнуть и не испортить трясогузке завтрак.
В гнездо они бабочек, похоже, тоже носят - под окном нашла несколько крыльев. А еще они загадили мне низ окна снаружи, но это простительно в целом.